Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТЕРНЕЮ - 100 arrow История посёлка – твоя личная история
История посёлка – твоя личная история Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 

Разговор, в преддверии столетнего юбилея Тернея начатый на газетных страницах, был продолжен на организационно-творческой встрече в редакции. В гости к нам пришли земляки, составляющие неписаный актив посёлка, те, кто во все времена был и остаётся костяком местной общественной жизни, а уж в предъюбилейный период – тем более.

Ветераны войны и труда; старые работники администраций района и посёлка (точней – ещё районного и поселкового Советов); работники культуры, науки и просвещения; да, в общем-то, люди самых разных профессий, душой болеющие за свой посёлок, – все они собрались в родной редакции, чтобы вместе решить: с чем мы придём к нашему общему (и почти личному) празднику, как отметим его, чем мы можем быть полезны своим односельчанам.
У нас не было какой-то чёткой канвы разговора, продуманных тем для обсуждения, проработанной повестки дня. Мне по должности довелось быть как бы председателем этого любопытного собрания, но я лишь слегка подправлял разговор, изредка взмахивая дирижёрской палочкой наводящих вопросов… А сам разговор был с одной стороны, полнокровным, живым и интересным для каждого, а с другой стороны, бессистемным, непоследовательным, перекидывающимся с пятого на десятое. Но ведь так и должно быть, когда люди вспоминают, пытаются в несколько слов или фраз уложить огромные куски своей и общей жизни, когда они сверяют друг с другом свои ощущения и воспоминания, порой очень сильно не совпадающие. В таких разговорах маленькая деталь (скажем, где росло такое-то дерево или стоял определённый дом; как звали какого-нибудь человека, который в начале пятидесятых уже был стариком) зачастую бывает важней ощутимых, попадающих в календари событий в жизни края или страны.
Например, Людмила Васильевна Максимова исследуя архив администрации Тернейского городского поселения, выписала все фамилии и составила список председателей исполкома (позже просто председатели Совета, а потом и главы администрации) и секретарей поссовета. Список, увы, неполный, он начинается с 1937 года, да и в более поздние годы есть пропуски-лакуны, но тут уж поздно кого-то винить… Первая же фамилия в списке секретарей оказалась знакомой мне – Е.Г. Легенько. Я сразу решил, что это бабушка нашей Лены Куниной, мама её мамы Тамары Трофимовны Ватанской – Ефросинья Григорьевна Гребенюк, до замужества – Легенько. Но когда я сказал об этом Тамаре, она категорически возразила: мама-де никогда не работала в поссовете. Не может, мол, это быть и кто-то из её родных, так как у мамы были всего один брат (дядя Петя Легенько) и одна сестра – Дуся. Привыкнув звать тётку Дусей, Тамара совсем забыла, что это ведь и есть Е.Г. – Евдокия Григорьевна. Я туманно помню тётю Дусю, хотя кое в чём могу путать её с бабушкой Лаптевой – большевичкой и активисткой, которую я, в свою очередь, немного путаю с бабкой Камневой. На том участке моей памяти много других, и весьма ярких, впечатлений – а эти три женщины как-то ассимилировались и то сливаются в один образ, то вдруг ненадолго разделяются, дифференцируются, обретают зримую индивидуальность, отчётливость. И снова сливаются. Детская память именно так сохраняет периферийных персонажей тогдашней пьесы в тогдашних декорациях.
А какой взрыв воспоминаний вызвали мои слова про одно примечательное место на нашем, правом берегу Серебрянки, метров на сто ниже моста по течению. Здесь, на небольшой поляне между усадьбами той же Тамары Ватанской и Николая и Анатолия Шершиковых, напротив дома, где раньше жила семья Басак (а до них, оказывается, там располагался райфинотдел), можно увидеть понемногу зарастающие землёй остатки бетонной станины под движок. Домик, который стоял на этом месте, долгое время являл собой мастерскую Гавриила Петровича Роготовского, в которой он ремонтировал принадлежащую местной киносети аппаратуру, а также хранил столь милое сердцу любого механика барахлишко. Я помню, что стоял там и движок, Гавриил имел свою собственную электроэнергию и мог, помнится, смотреть кино на… натянутом на спинке стула большом носовом платке – для этого в каморке наличествовал списанный, а точней собранный из ничего кинопроектор. К стыду моему, я до последнего времени не знал, что в этом здании располагалась когда-то электростанция, которая обслуживала весь посёлок. Когда я сказал об этом, был такой всплеск воспоминаний у всех присутствовавших, что я ещё больше удивился: как же я не знал про станцию?
И таких посылов для новых открытий, казалось бы, в абсолютно знакомом прошлом у каждого из тернейцев полным-полно. Я планирую среди прочих материалов, которые буду готовить к столетию посёлка, написать два-три эссе, где попробую вместе с читателями разобраться с такими парадоксами памяти (или окончательно запутаться в них), несколько раз сгонять в прошлое на редакционной машине времени.
На своём собрании, которое можно, наверное, назвать расширенной редакционной планёркой, мы не только предавались воспоминаниям (хотя мало что может быть сладостней таких путешествий в прошлое), но и решали, как говорится, рабочие вопросы. Каждый постарался выбрать себе темы, по которым он выскажется на страницах «ВТ». Выбирать есть из чего – ведь у памяти, как и у самой жизни, бесконечное количество магистралей, ответвлений, просёлков, различных вен, артерий и капилляров. Ну, например, Владимир Никифорович Весёлкин взялся рассказать о прежних лесозаготовках (ещё с времён активного лесосплава), помочь любому разобраться в кадровых пертурбациях в районе в последние полвека (многие годы он, как и Юрий Петрович Вашанов, работал секретарём райисполкома и знал изнутри всю номенклатурную круговерть), а также воссоздать историю художественной самодеятельности, особенно гастролей агитбригады по северным сёлам. Своё слово тут готов сказать и родившийся, наверное, с баяном в руках Михаил Васильевич Константинов, который, кроме того, вспомнит ещё довоенное рыболовство и рыбообработку, а также коснётся истории названий различных местечек, рек, ключей и угодий в нашей тайге.
Кстати, замечание на полях. В прошлом материале я написал, что ничего не знаю о том, откуда идут названия Казаковский, Ребровский, Мартелевский и др. И дня не прошло, как раздался звонок от Надежды Ивановны Лабецкой: название Мартелевский произошло от имени её деда Мартирия Дмитриева. В обиходе все звали его Мартелием. Вот и вся топонимика.
Евдокия Трифоновна Клевакина застолбила для себя тему сельского хозяйства в наших местах, историю первопоселенцев. Виктор Сергеевич Шалимов решил «воскресить» госпромхоз «Тернейский». Тамара Ивановна Фролова думает написать про всё, что связано с работой нашего малого морского флота – ведь катера были неотъемлемой частью жизни и Тернея, и всего района. Словом, каждый присмотрел себе темы по душе. А Григорий Захарович Шевченко замахнулся на то, чтобы написать текст гимна Тернея. А что – и напишет. Так что дело за композиторами.
Прозвучало на встрече в редакции и одно опасение. Связано оно с поправками, которые пытаются внести в местный календарь знаменательных дат некоторые чересчур уж дотошные краеведы. Наверное, все помнят, как на целые десятилетия был волюнтаристски сдвинут юбилей Пластуна – на том лишь основании, что среди деревень (Филаретовка и прочие), издавна находившихся на этом месте, не было такой, которая носила бы имя Пластун. Примерно так же кое-кто предлагает поступить и по отношению к Тернею: была, дескать, Грингмутовка, была Морозовка (Морозовское), а вот Тернея долгое время не было.
Опять заметка на полях. Я был в Дальнереченске летом 1999 года, когда там праздновали 140-летие города. На праздник приехали тысячи гостей, среди которых были Евгений Наздратенко, певец Игорь Николаев и Макаревич со своей «Машиной». Лишь мэр Владивостока Юрий Копылов категорически отказался приехать – потому что Дальнереченск вдруг «обогнал» столицу края на целый год. А дальнереченцы просто отыскали первое официальное упоминание о станице Графской. Не о городе Дальнереченске и даже не о городе Имане, а – о Графской. И этого было достаточно для юбилея именно Дальнереченска. Считаю это верным подходом к вопросу о возрасте населённых пунктов.
Это имеет в виду и Лидия Павловна Афонина, чей материал «Именно память помогает нам жить достойно» публикуется на следующей странице. Ведь даже у людей бывают ситуации, связанные со сменой фамилии: у женщин такое случается практически после каждого замужества. Но ведь никто из них не начинает новый отсчёт возраста. Лидия Павловна верно замечает, что такое «обновление» ведёт к потере самого себя, своих корней, ведёт к потере исторической памяти. Кстати, материал Лидии Павловны мне очень понравился, думаю, понравится и вам. Рассказывая о Пластуне, она сумела рассказать о Тернее – так органично всё у неё звучит. Между прочим, можно сказать и наоборот: рассказывая о Тернее, она сумела рассказать всё о Пластуне.
Ну, а в заключение хочется ещё раз обратиться к тернейцам с предложением: вспоминайте, вспоминайте, вспоминайте. Записывайте свои воспоминания. И приходите с ними к нам.
Юрий ШАДРИН,
редактор «ВТ»

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.069 сек.