Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТЕРНЕЮ - 100 arrow Родня вдоль, поперёк и по диагонали
Родня вдоль, поперёк и по диагонали Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 

Есть такая нехитрая игра, которую даже придумывать не надо. Наверняка каждому приходилось быть как свидетелем, так и участником этой словесной игры. Выглядит она следующим образом. Любой из тернейцев говорит другому любому тернейцу: «Послушай, а ведь мы – родня. Не веришь? Сейчас докажу». И начинает продвигаться от одного родственника к другому, понемногу подбираясь к генеалогической ветке собеседника.

Тут главное – побыстрей добраться до какой-нибудь магистральной станции. Под такими станциями я имею в виду наши многодетные коренные тернейские фамилии – Деревнины, Паутовы, Климкины, Белоконские и несколько других. Связи между ними давно обнаружены, и потому достаточно «прикоснуться» к любой из них, чтобы обозначить хотя бы косвенное, не кровное «родство» – повторяю, любых двух тернейцев.
На некотором условном уровне эта игра практически беспроигрышная. Чтобы карты не сошлись, одному из соискателей нужно по меньшей мере быть круглым сиротой с рождения и при этом родиться где-нибудь на Луне или в Америке. Впрочем, с того момента как наши тернейские американцы женились на русских женщинах – они уже тоже в нашей колоде. Или – в клубке из незримых щупалец-ниточек, протянувшихся от одного из нас к другому.
* * *
 Когда в одном из предыдущих материалов к юбилею посёлка я упомянул колоритного старика Кротова (на снимке) из моего детства, то я, если честно, не знал о нём практически ничего, даже имени. Всё сводилось к тому, что он будто бы работал конюхом в больнице. Оказывается, я и тут ошибался: он был конюхом, он немного работал в больнице – но конюхом в больнице он не был.
Звали его Григорием Егоровичем. Родом он из Пензенской области. Вовсе он не был тем бобылём, каким рисовали его мои детские воспоминания. Когда он перебрался в Терней, то рядом были жена, две сестры и дочь от первого брака. Другая дочь от того же брака (мать, Зинаида Григорьевна, умерла при родах) была отдана на воспитание хорошим людям в Пензенской области. Сёстры не потеряли друг друга (конечно же, благодаря Григорию Егоровичу) и, в общем-то, буквально на прошлой неделе разговаривали по телефону. «Так хорошо слышно Сосногорский район, село Шкудим, даже не верится». Пензенскую сестру зовут Ефросиньей, Фросей. Ну, а наша тернейская – это Фёкла Григорьевна Бубенюк.
Впрочем, Фёкла Григорьевна (для меня она – тётя Феня) перебралась в Терней самостоятельно; они с отцом, который очень любил её, двигались сюда синхронно, но порознь. В конце сороковых, после страшных испытаний Великой Отечественной, где ей пришлось работать на рытье окопов, на лесоповале и на заготовке торфа, на котором ходили паровозы, и ни разу не пришлось надеть на ноги ничего, кроме лаптей, Феня завербовалась на Сахалин, на рыбообработку. Отец и мачеха поехали с ней; Григорий Егорович стал работать возчиком на пекарне. Он всегда был при лошадях. До войны в совхозе на лошадях и пахали, и сеяли, и косили, и урожай убирали. Кротов был тут незаменим. В войну его сразу же призвали, но нашли какую-то болячку и комиссовали.
Постоянный призрак голода для Фени на Сахалине отступил (особенно поражало изобилие экзотического, но такого вкусного краба), однако одеться по-прежнему было не во что. С женихом, а потом и мужем – солдатом Иваном Бубенюком стеснялась даже сфотографироваться, потому что носила пусть аккуратно заштопанные, но лохмотья.
Ждать демобилизации мужа, который прошёл почти всю войну на западе, а теперь дослуживал на Сахалине, Феня с маленькой дочкой Галей поехала к своему отцу, который уже переехал в Терней. А через год молодые поехали на Украину, на родину Ивана… чтобы ещё через год вновь собраться и вернуться на восток насовсем. По итогам долгой обратной поездки в 1951 году родилась вторая дочка – Валя.
А почему старик Кротов поехал с Сахалина именно в Терней? Тут всё просто: у его жены Елены (Фениной мачехи) здесь жила сестра Катя, которая была замужем за Михаилом Трофимовичем Беляевым. Мои сверстники должны помнить эту семью, двое младших детей, Илюха и Гриня, были на пару лет старше и моложе меня. Жили они на том месте, где до недавнего времени жил Александр Теплоухов. У Михаила Беляева был брат Дмитрий, который работал в милиции. Его сына – Виктора Дмитриевича Беляева, работающего в пожарной части, хорошо знают все тернейцы. Но это уже другая генеалогическая ветвь. Мы же пока подошли к летописи семьи Бубенюк.
Молодая семья сразу решила надолго бросить якорь на тернейской земле. Фёкла пошла работать санитаркой в больницу – и как оказалось, на долгие десятилетия. Работала в разных отделениях, но дольше всего в инфекционном. Иван устроился рабочим в лесхоз – но ненадолго. Через некоторое время его по комсомольской путёвке направили на работу в милицию. Тогда и стал он тем Бубенюком, которого и сегодня ещё многие помнят в Тернее. Четверть века проработал он в Тернейском районном отделе милиции, вступил здесь в партию, вёл большую общественную работу. Важный участок его работы – организация и деятельность народных дружинников, бригады содействия милиции.
Из множества милицейских снимков, хранящихся в альбомах у тёти Фени, я выбрал один – причём не самый характерный, или броский, или лучший качеством. Моя прихоть могла напомнить вам про других людей – ну, а напомнит про этих. На снимке (слева направо) стоят милиционер Фёдор Сыч; его свояченица (сестра жены) Галина; далее женщина, которую все, с кем я консультировался, помнят, но имя с фамилией забыли; затем Евгения Щербакова; её муж Пётр; Иван Бубенюк; сидят Анна Шкабура; её муж Виктор; Фёкла Бубенюк.
Сыч и другие В милиции работал и Григорий Кротов, тесть Ивана. Работал, как всегда, при лошадях, конюхом. Основной его задачей была заготовка и подвозка дров. Работа конюха в пятидесятые годы уже не была массовой, но ещё оставалась весьма востребованной.
Судьба фамилии человека, у которого нет сыновей, известна – фамилия понемногу растворяется и сходит на нет. У Григория Кротова были две дочери. И будто закрепляя такое положение дел, у тёти Фени тоже родились лишь две девочки. Тем самым, кстати, сводя на нет и фамилию Бубенюк. Ибо дочерей этих мы давно уже знаем лишь как Галину Ивановну Овчинникову и Валентину Ивановну Гурьеву. Первая большую часть жизни отдала работе в Тернейской ПМК, вторая с ранней молодости до самой пенсии проработала в районной типографии. Мужья их по большей части работали рядом с ними… Кстати, одним из своих ответвлений – Сергеем Валерьевичем – семья Овчинниковых (Бубенюк, Кротовых) сплетается с ветвью другого древа – той семьи, магнетическим и организующим центром которой является Тамара Андреевна Сучкова.
А приехавшая в Терней с Иваном Бубенюком его сестра Мария, выйдя замуж, стала носить фамилию Гостева. Одну из лучших работниц Тернейского госпромхоза, знатного нутриевода Марию Гостеву в своё время в районе знали все, как, впрочем, и её мужа – рыбака-капитана Владимира Гостева. Сегодня многим хорошо известно имя их сына Геннадия, работающего в Тернейском филиале «Примавтодора».
Видите, как быстро пронизывают житейское пространство нити, которые делают родственниками ещё вчера чужих друг другу людей!
Подождите, а где же та сестра, которую Григорий Кротов привёз с собой на Дальний Восток? Как её звали? Кажется, Агафья?
Агафья Егоровна Кротова вышла замуж за Якова Павловича Ларькина, и родилось у них три сына (Николай, Анатолий и Александр) и три дочери (Анна, Татьяна и Мария). Благодаря сыновьям и их сыновьям фамилия Ларькиных не сошла с дистанции и достаточно известна в Тернее. Ну, а дочери Анна и Татьяна (Мария уехала на запад ещё в молодости) влили кровь Ларькиных (Кротовых) в жилы родов Шкабура и Новойдарских. Так что на том самом снимке Аня Шкабура и Фёкла Бубенюк, двоюродные сёстры, присели рядышком не так уж и случайно.
А ещё… Я нередко вспоминал и вспоминаю один удивительный дуэт. Две лучших печатницы нашей районной типографии – Татьяна Новойдарская и Валентина Гурьева, – оттискивая по вечерам тираж «ЗаКомТруда», во весь голос распевали песни под шум плоскопечатной машины. Перекричать такую машину трудно, но девчата делали это запросто – профессиональная привычка. Это было здорово, я любовался ими. И абсолютно не подозревал, что дуэтом поют… тётушка с племянницей.
Юрий ШАДРИН

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.089 сек.