Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТЕРНЕЮ - 100 arrow Тернейский гамбит
Тернейский гамбит Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 

Семён Демишкевич Было это в далёком 1963 году. Молодой человек с видавшим виды чемоданчиком, в котором лежал весь его нехитрый скарб, уже три дня маялся в аэропорту Озёрные Ключи, ожидая самолёт на Терней. Получалось, что самолёты в этот загадочный Терней совсем не летают.
А тут будущие земляки, с которыми наш герой успел сдружиться, вдруг засуетились на ночь глядя, когда местная авиация вроде бы и не работает… Оказалось, что тернейцы, как это часто бывало в те времена, накопились в зале ожидания в огромном количестве – до некой критической массы, которая означала: самые последние теперь уж точно на пароходе быстрей доберутся.

Пароход (по привычке так у нас называли и теплоходы) отходил в рейс по побережью раз в десять дней. И когда позволяло расписание, многие предпочитали добираться в Терней морем. Так оказался морским пассажиром и наш новый знакомый – выпускник Омского ветеринарного института Семён Демишкевич, лучший на курсе, первым выбиравший себе место по распределению… Меж тем минуло три дня, и пароход, дважды, в Преображении и в Ольге, прятавшийся от сильного шторма, встал на рейде в Тернее.
Боялись, что катер к пароходу из-за сильного волнения не выйдет, но – он всё же появился. Помните, как с парохода можно было то видеть катер почти весь целиком, до самого киля, когда он взлетал на высокой волне; то не видеть его вовсе, когда он проваливался между волн. Тогдашнюю посадку и высадку пассажиров в штормовые ночи можно смело предлагать в качестве учебных занятий для десантников или альпинистов. В общем, в тот раз пассажиров высадили… без багажа.
Через три-четыре дня, когда «Любовь Орлова» возвращалась из Ванино, Семён снова вышел в море на катере, чтобы забрать уже знакомый нам чемоданчик. Эх, как жаль, что все прелести морских путешествий вдоль побережья навсегда, видимо, ушли из нашей повседневной жизни.
* * *
Мы немного затянули морское вступление, если учесть, что разговор у нас пойдёт о… шахматах. Вместе с Семёном Ивановичем мы откопали в календаре, что завтра, в воскресенье, отмечается Международный день шахмат. Немного поудивлялись, немного повспоминали. Впрочем, вспоминал больше Демишкевич, хотя и я немного помнил события, о которых шла речь.
- В то время у меня был третий разряд, я в институте играл в разных соревнованиях. Позже я получил второй разряд, и больше не было возможности подтвердить и повысить квалификацию, но думаю, что играю сейчас в силу первого разряда… Помню, как-то приехал в Терней старший из братьев Перфильевых – Александр, кандидат в мастера спорта по шахматам. Юра Нестеренко, который тогда командовал райкомом комсомола, и председатель районной организации ДОСААФ Толя Иушин уговорили Александра провести у нас сеанс одновременной игры на десяти досках. И вот я вдруг у кандидата выиграл, один.
Но были в Тернее шахматисты, которые играли гораздо сильней Семёна.
- Это, в первую очередь, работник телеграфа Николай Александрович Ворошилов, долгое время бывший чемпионом посёлка, и Юрий Лобач, бухгалтер-ревизор рыбкоопа. Оба они были перворазрядниками, и весьма сильными. Помню, в первенстве посёлка по шахматам в 1965 году участвовало 15 человек. И когда турнир закончился, мы трое набрали одинаковое количество очков – по 13,5. Причём я проиграл… сыну Ворошилова Александру. Довольно по-глупому сдал партию, но какая разница, коль проиграл. Итак, победитель не определился, и Анатолий Иушин сказал – проводим добавочный турнир для троих, по две партии. Ворошилов обе выиграл у Лобача, Лобач выиграл у меня, тоже обе. Ну, думаю, дальше всё ясно – и вдруг… выигрываю у Ворошилова первую партию! А потом – выигрываю вторую! Снова ничья. Иушин долго не думал: давайте, мол, ещё один турнир. Конечно же, в итоге места распределились по реальной силе игроков – Ворошилов, Лобач и я.
* * *
Больше всего Семён Иванович любит вспоминать про самое, быть может, большое достижение тернейских шахматистов и шашистов, имевшее место в 1966 году. Во Владивостоке тогда проходило краевое первенство среди команд спортивного общества «Урожай».
В каждой из команд было по пять человек – два взрослых мужчины, юниор, женщина и юниорка.
В шахматную команду вошли Ворошилов, Лобач, школьник Ворошилов-младший, учительница Антонина Гончарова и школьница Лида Порфентьева. (Кстати, по словам Демишкевича, Лида к тому времени играла слабо, и местные шахматисты целую неделю методом «полного погружения» учили её всему, что знали сами. И она так удачно сыграла в турнире, что потом ездила в Хабаровск на первенство Дальнего Востока среди школьников).
Честь района в шашках отстаивали Демишкевич (в шахматах для него уже не было вакансии), второй секретарь райкома комсомола Илья Казанцев, директор музыкальной школы Вячеслав Иохвидов, библиотекарь Валентина Перминова и десятиклассница Татьяна Козлова.
Играли в клубе имени Дзержинского. Регламент соревнований был очень напряжённым – каждому приходилось играть по три партии в день. Тернейцы удивили всех – перед последним туром они были первыми и в шахматах, и в шашках.
Шашисты удержали победу, оторвавшись от вторых призёров на пять очков. А шахматисты в последнем туре проиграли команде Пограничного района и заняли второе место.
- Главный судья перед последним туром всё приговаривал восхищённо: «Вот медвежатники, вот медвежатники! Впервые приехали из тайги на краевые соревнования – и оба кубка хотят увезти». А когда мы в шашках команду из Пограничного обыграли со счётом 5:0, он всё не верил: «Ведь там же за первой доской перворазрядник сидит». Ничего, наш Илья Казанцев и с перворазрядником справился! Так что один из двух кубков мы в Терней привезли!.. Жалко, что на следующий год мы не смогли поехать на такие соревнования в Уссурийск – проблемы по части средств на поездку спортсменов могли возникать и в те времена.
Зато в 1968 году на «сельском» первенстве зоны Сибири и Дальнего Востока по шашкам в Благовещенске Приморский край представляла команда… целиком состоявшая из тернейских игроков! Вместо Иохвидова в ней выступал молодой Владимир Калюжный. Пропустив вперёд очень сильные команды Якутии (в ней были даже два мастера спорта) и Амурской области, они заняли в этом представительном турнире третье место.
- Нет, так не звучит, – говорит Семён Демишкевич. – Лучше я скажу, что мы выиграли у Сахалина, Хабаровска, Магадана, Бурятии, Камчатки, Читинской области.
С той поры столь значительных успехов из тернейцев добивалась, наверное, лишь Лариса Маслова – в настольном теннисе.
Но мы с Семёном Ивановичем всё же собирались вести разговор о шахматах. И вели его долго, всё просто не уместишь на первой странице. Много раз упоминал Семён своих друзей-соперников из нынешней районной когорты шахматистов – Виссариона Кима, Виктора Шалимова (который, приехав в Терней в 1970 году, чуть не три десятилетия был самым сильным у нас игроком), Сергея Магомедова, Максима Дарменова, Петра Алексеенко, Николая Жука, Василия Артамина, Николая Перминова, Дениса Коробова. Ещё Семён Иванович отметил, что после очень долгого периода шахматного безвременья ситуация круто изменилась с приходом к руководству райспорткомитетом Владимира Сидорова. Сегодня шахматная жизнь в посёлке не замирает, в течение года проходит несколько турниров, одним из престижных среди которых является традиционный ноябрьский турнир памяти Михаила Довженко.
Юрий ШАДРИН
Фото автора

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.051 сек.