Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТЕРНЕЮ - 100 arrow Память старожилов нас не подведёт
Память старожилов нас не подведёт Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

Известно, что нет такой власти, которая не заявляла бы о своей близости к народу. Искренне ли, или лицемерно, но об этом регулярно говорит любая власть. Причём заверения её представителей тем горячей и убедительней, чем дальше сама она находится от народа.
Все мы прекрасно знаем степень любви к нам со стороны депутатов той же Госдумы (избави Бог, как говорится), но если послушать наших избранников, то прослезиться можно: они любят нас сильней, чем деньги и привилегии, готовы помочь каждому из нас, прижать каждого к груди, облобызать и облагодетельствовать… Как хорошо, что они действительно далеко.

Но есть власть, которая всегда рядом. В идеальном варианте между этой властью и народом нет ни малейшего зазора. Думаю, всем ясно, что я имею в виду администрации и муниципальные комитеты поселений.
Конечно, иной представитель этого уровня власти тоже может соорудить барьер или создать дистанцию между собой и избравшими его односельчанами. Но как-то географически удалиться от избирателей такой руководитель не сможет: вот он, народ, рядом, он каждый день тебя видит, и никуда от него не спрячешься. Ох, тяжела ты, шапка сельского Мономаха! Всё, что ты обещал перед выборами, тебе припомнят порой сто раз на день.
Всё это присказка, вступление. А вообще-то, в канун столетия Тернея хотелось бы хоть немного рассказать о тех, кто в разное время был хозяином, головой, руководителем нашего посёлка. Мы попросили вспомнить былое Людмилу Васильевну Максимову, многие годы проработавшую в Тернейском поссовете, позже – в администрации посёлка. Читайте её материал здесь .
Сам я ровно три десятка лет жил за пределами района, лишь время от времени бывая в родном посёлке. Приглядываться к местной власти не было особого резона. Поэтому для меня олицетворением поселкового начальства были и остаются Максим Никифорович Агеев и Георгий Ефимович Яйков, чью работу я видел въявь. Особенно запомнился Георгий Яйков. Невысокий, крепкий, справный мужичок, он работал до этого в райфо. Был он там, в райфинотделе, старшим инспектором, возглавлял отдел одиноких и многодетных матерей (да, был такой отдел, и суть его работы понятна из названия: выплата женщинам каких-никаких пособий; я помню, что бухгалтером у него работала тётя Маша Ларионова, мать лучших моих друзей Вовки и Женьки). Яйков умел ладить с людьми, имел хозяйственную жилку и великолепное чувство юмора, умел считать, умел и тратить, и экономить. Держал возле дома несколько ульев – был свой мёд, была, естественно, и своя медовуха. Георгий Ефимович мог в меру выпить, но пьяным его никто не помнит.
Я никогда не видел его раздражённым, не видел, чтобы он терял самообладание и спокойствие в споре. По утрам он выходил из своего Косого переулка в подведомственный ему Терней, привычно отмечая про себя, где надо менять доски тротуара, где засыпать канаву, составляя план действий на день и на неделю. Каких-то наполеоновских планов он не строил, поэтому и выполнял намеченное; при этом успевал сделать много. И ничего не забывал. 
Проглядывая список последующих председателей, я вижу сплошь знакомые фамилии, почти всех этих людей я хорошо знал и знаю, но… в другом качестве, на другой работе. Об их работе в поссовете могу судить лишь косвенно – меня всегда радует, когда некоторые исторические отрезки в жизни посёлка обозначаются просто: «а мост при Козлове построили», или «тогда у нас Шуляк председателем был», или «тут заслуга Рябкова», или «тогда, помнится, Фролова первый раз поссоветом руководила». А плохих или никаких местных руководителей забывают быстро.
Людмила Максимова сумела собрать довольно объёмный материал о Тернейском поссовете прежних лет. Однако данных за период до конца 30-х годов в архиве местной администрации не сохранилось. Насколько мне известно, в ту пору район наш был в соподчинении у Совгаванского, а одно время у Ольгинского районов, и тогдашние документы, соответственно, хранятся ныне (если вообще хранятся) в тамошних архивах. Возможно, мы и доберёмся до них когда-нибудь, но сегодня, в оставшиеся до юбилея дни, это нереально, и мы можем надеяться только на память наших старожилов. Она не должна подвести.
Например, про первого по счёту секретаря поссовета, а точнее Морозовского сельсовета, было известно только – Е.Г. Легенько. Непонятно даже – мужчина это или женщина. Я обратился к Тамаре Трофимовне Ватанской (урождённой Гребенюк), чья мама в девичестве носила такую фамилию и имела такие же инициалы – Ефросинья Григорьевна. «Нет, – сказала Тамара, – мама никогда не работала в поссовете. Она бы обязательно об этом мне сказала». Тамара стала перечислять братьев и сестёр своей мамы, но ничего похожего не прозвучало… если не считать того, что одну сестру звали Дусей. Евдокия Григорьевна! Сызранцевы «Точно. Она работала в поссовете!» Мало того, выяснилось, что Е.Г. Легенько – это известная большинству тернейских старожилов тётя Дуся Сызранцева, мать Тамары Павловны Семидоцкой. Я учился в одном классе с сыном тёти Дуси Генкой, дружил с её детьми постарше Виктором и Валентиной… Такие маленькие открытия может сделать и любой из читателей. Если вы можете добавить что-то к этому материалу, дополнить к спискам хоть одну фамилию – обращайтесь к Людмиле Васильевне.
И мы все вместе добавим ещё одну маленькую страничку к рассказу о власти, которая ближе всего к народу.
НА СНИМКЕ: Евдокия Григорьевна и Павел Григорьевич Сызранцевы. Конец 40-х – начало 50-х годов прошлого века.
Юрий ШАДРИН, редактор «ВТ»
Фото из семейного архива
Тамары Ватанской

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.122 сек.