Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТУРБАЗА arrow У таёжников острое чутьё на обман
У таёжников острое чутьё на обман Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 

И как редактор, и как автор материала о турбазе на Таёжной считаю нужным прокомментировать это письмо. Но прежде чем говорить по сути затрагиваемой и в материале, и в письме проблемы, хотелось бы уточнить одну вещь.
Дмитрий Егорчев, предложивший глянуть на проблему «с третьей стороны», выбравший, так сказать, позицию «над схваткой», позицию объективного нейтрала, пусть слегка завуалированно, но весьма недвусмысленно говорит о заказном характере материала «Турбаза на Таёжной». Чуть позже он говорит об этом прямо. Я готов с ним согласиться, но только в том смысле, что «заказчиком» материала тут надо называть не администрацию, а подавляющее большинство жителей Тернейского района.

Ситуацию в районе автор письма определяет, в общем-то, правильно и достаточно чётко, этаким росчерком пера оттуда, с третьей стороны. Давайте, Дмитрий, всё же допустим, что и мы сами эту ситуацию видим не хуже. Можем правильно её оценивать. И просчитывать – как положительные её стороны, так и отрицательные. Или, иными словами – с точки зрения как «своих», так и «чужих».
Компанейщина в тайге бывает самая разная. Это могут быть, к примеру, «шишкари» – вы, возможно, не знаете, Дмитрий, что в сезон сбора ореха (а это и один из самых пожароопасных периодов!) в тернейских лесах бывает до 30-40 тысяч человек – при населении района в 13,5 тысячи человек. Это могут быть и вольные туристы, едущие сплавляться по рекам или просто отдыхать. Сегодня джипы и прочие авто идут мимо Тернея в лес бесконечным караваном, навьюченные палатками и надувными плотами и лодками. Да, действительно караван… кстати, слово это обычно ассоциируется с пустыней.
Люди, сидящие в этих джипах, плевать хотели на то, есть на Таёжной турбаза или нет, – они туда всё равно не собираются ни сегодня, ни через десять лет. Но помимо этого они плевать хотели ещё и на всё, относящееся к реалиям и данностям нашего района, в том числе и на нас самих. Они не собирались и не собираются что-то покупать в нашем районе. Достаточно большой процент их можно определить словом воры. Увы, это так. И увы, никаких местных охранных служб не хватит, чтобы остановить разграбление тех богатств, о которых мы с вами привыкли писать. Ну, а охранники со стороны… С содроганием весь год вспоминают местные жители летние махновские рейды какого-то непонятного «краевого ОМОНа», который не трогает «промышленных» браконьеров, имеющих целые заводы для «производства» икры и собственные вертолёты для её вывозки. Зато у мальчишек с удочками отбираются снасти, прокалываются шины велосипедов и мопедов, у взрослых хозяев дырявятся лодки, а в первом акте на стене висит слишком много оружия.
Отношение местного населения к любому «экскурсанту» в тайге можно определить как инстинктивное ожидание беды, ожидание обмана, ожидание потерь. И пусть первым кинет в меня камень тот, кто не согласен с тем, что практически в ста процентах случаев общественное чутьё оказывается безошибочным. Не на благо района и даже не на благо края работают пока и всевозможные устроители заимок и турбаз.
Мысль Дмитрия о том, что процесс внедрения «чужих» в тернейскую тайгу необратим, я не буду и оспаривать. Такого рода экспансию остановить невозможно. Но как-то притормозить её – дело, на мой взгляд, весьма благородное. А вот порицать местных жителей за такую попытку, да при этом ещё и поучать их свысока – это уже даже и не «над схваткой»...
Лестно, что Тернейский район в вашем письме сравнивается с целой богатой и красивой страной. Причём с одной стороны (красоты, богатство, уникальность и т.п.) сравнение в нашу пользу, с другой (умение подать товар лицом, организовать туристические структуры и бизнес) – естественно, не в нашу. Но давайте на минуту представим, что зарубежные компании, желающие… (Чуть не сказал: желающие вложить деньги)… желающие заняться турбизнесом в Таиланде, отказывались бы регистрировать свои предприятия в этой стране и платить в ней налоги. Думаю, не стоит развивать дальше эту мысль.
Но там речь идёт о разных странах – возразите вы. Однако я исхожу из того, что вы сравнили наш район именно со страной.
Слова про район с протянутой рукой обиды для нас, однако в определённой мере справедливы. Но если заскочивший вглубь тайги варяг отталкивает эту руку, когда она тянется не за подаянием, а за законной налоговой мздой, – то в этом случае ваш попрёк не срабатывает. И именно поэтому я не согласен с вашими словами: «Важно, чтобы результат был положительный». Хоть убейте меня, но я не пойму, почему он должен быть положительным только для человека из Вальпараисо… А у местных предпринимателей действительно не хватает пока силёнок. У нас их, этих силёнок, много не накопишь при цене электроэнергии на севере более 50 рублей за киловатт-час.
Я пишу эти строчки, а в это время десятки и сотни джипов продолжают идти вглубь тайги, в сторону Белембе, Кемы, Амгу. Их уже так много, что рекламные проспекты Дмитрия даже не нужны. Всяк тянется на север сплавляться, отдыхать, рыбачить, браконьерствовать. Это не только дальнегорцы, но и всё Приморье, Дальний Восток. Организовать эту массу вообще невозможно, они осознанно едут к нам «дикарями» (чаще всего в худшем смысле этого слова).
В самом начале своего письма автор говорит о себе как о «третьей стороне, которая не имеет никакого интереса, а так, интересуется происходящим». Позиция довольно удобная, с этой позиции легко давать не только советы, но и определения. Да, сохранивший свою территорию пусть не в первозданном, но пока ещё приличном состоянии район можно назвать собакой на сене. Стоит только начать… и уже завтра кто-нибудь назовёт такой собакой на сене и наш заповедник. Аппетит приходит во время еды.
Юрий ШАДРИН

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.083 сек.