Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТЕРНЕЮ - 100 arrow Добрый пример из прошлого
Добрый пример из прошлого Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

Сев ведут совхозные рабочие. На переднем плане – Василий Перцев После реорганизации колхоза имени 8 Марта и в связи с созданием откормочного совхоза на базе колхоза в 1964 году было образовано первое Тернейское отделение совхоза, которое должно было полностью взять на себя функции обеспечения райцентра молокопродуктами. Первым директором совхоза был Анатолий Панфилович Ситников – руководитель энергичный, решительный, властный.
Эти качества с лихвой восполняли недостатки в образовании. К сожалению, в декабре 1968 года Ситников вместе с шофёром Костей Мартыновым трагически погибли, утонули на легковой машине в Японском озере, добираясь до воинской части.

Первым управляющим отделением был Георгий Гаврилович Великанов, человек, хорошо знавший наши неспокойные климатические условия, потому что всю жизнь прожил в районе, за исключением службы в армии и участия в Великой Отечественной войне.
Не могу не вспомнить и второго управляющего – Василия Никаноровича Зеленского, культурного, эмоционального, доверчивого. Он мог поверить любому работнику на слово, хотя и тогда были лукавцы. После любого обмана Василий Никанорович очень страдал, хотя он прошёл войну на западном фронте, был награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны 1 степени, медалью «За отвагу» и другими.
Горячая пора на  заготовке кормов. На помощь приходят шефы с предприятий и из организаций райцентра Есть такая категория работников сельскохозяйственного производства, без которых невозможна работа хоть в растениеводстве, хоть в животноводстве, хоть в машинно-тракторном парке, это самые что ни на есть «рабочие лошадки» – бригадиры. Вот они – Аркадий Иванович Козырев, Зоя Кузьминична Перова, Валентина Васильевна Мельник, пришлось потрудиться в этом звании и Галине Петровне Мосиенко.
Отделение начинало свою деятельность, имея около 90 голов коров дойного стада, кроме другого поголовья. А план на перспективу предусматривал довести дойное поголовье до 150 коров. Путём отбора и приобретения лучших пород повысить продуктивность каждой коровы. Увеличить валовой надой и за счёт этого дополнительно снабжать молокопродуктами развивающийся Пластун.
В дойном стаде преобладали коровы чёрно-пёстрой породы. А чем всё это кормить? Как ни крути, большого молока без нормального сена, сенажа, силоса и завозного комбикорма не получить. Вот и занимались заготовкой кормов и другими механизированными работами наши механизаторы – трактористы, комбайнеры, шофёры. Эту работу обеспечивали, как могли, как позволяла техника, братья Николай и Сергей Перцевы, Владимир Мосиенко, Виктор Соколов, Сергей Кемешев, Александр Кадильников, Василий Дёминов, Виктор Зарапин. В этом ряду нельзя не вспомнить Афанасия Захаровича Миронова, добросовестного, скромного, честного, настоящего трудягу. Не зря он был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Когда его избрали в члены парткома совхоза, Захарыч (так его все звали) отказывался от такого доверия и нагрузки, и единственной причиной тому, как он объяснял, было то, что он не умеет говорить, выступать на собраниях. Он полагал, что ему намного легче лишнюю смену отработать, чем выступать.
Но как ни старались механизаторы отделения в самую ответственную пору – заготовку кормов, без помощи со стороны было не обойтись. Тому были объективные причины: несовершенная кормозаготовительная и уборочная техника, её изношенность, неудобные, то есть неокультивированные кормовые угодья, их нехватка и низкая урожайность. Ведь совхоз только начинал набирать обороты. Поэтому и требовалась помощь извне, которую получали как должное. Это была неотъемлемая часть в выполнении государственных планов – пятилеток по подъёму сельского хозяйства. И этому была подчинена работа всех партийных и советских органов на местах.
 Вот почему в райкоме и в райисполкоме с началом заготовки кормов шла оживлённая работа, принимались постановления, утверждались разнарядки каждой организации, учреждению, предприятию – сколько и каких кормов заготовить, какую технику выделить для отделения совхоза от предприятий райцентра. Заслушивались на бюро райкома, на заседаниях исполкома доклады о ходе шефской помощи по заготовкам кормов. Нерадивым, нерасторопным руководителям доставалось – в виде предупреждений, выговоров, обещаний сделать оргвыводы и т.д. При этом не учитывались доводы руководителей, что такая помощь не способствует выполнению планов их собственных предприятий.
Благодаря шефам убирались все неудобья, выкашивалось вручную всё, что можно было выкосить. После такого напряжённого трудового дня к вечеру шефы устраивали отдых с ужином – «снимали дневной стресс». После чего на том берегу слышались довольно долго задорные песни, шум, весёлые голоса.
В результате больших усилий и помощи шефов отделение давало молоко райцентру в достатке. Впоследствии ввели в строй новый молокозавод. Как рассказывает Галина Петровна Мосиенко, проработавшая в совхозе до конца его существования – дояркой, бригадиром, лаборантом, молоко возили с летней дойки в бидонах утром, а вечернюю дойку оставляли там, где протекает ключ, в решётчатом ящике с крышкой. Охраны никакой, и никто ведь не трогал. Если позволяли условия (переправа через речку), то молоко вывозили на автомашине по речным бродам «Иван Иваныча» или «Птичника». А если вода большая, что случалось нередко, то молоко переправлялось на лодке, и этим делом занимался шофёр, который привозил молоко к одному берегу и увозил с другого берега, используя две машины. Моста тогда ещё не было, его построили только в 1992 году. Больше всего досталось здесь Владимиру Григорьевичу Мосиенко, так как дополнительного рабочего на эти цели не выделяли.
Передовые доярки Тернейского отделения откормочного совхоза В.С. Миронова, Н.С. Конинская, А.В. Козырева (справа налево) Молоко, предназначенное на реализацию, сдавалось на молокозавод, откуда, доведённое до требуемых стандартов, развозилось по соответствующим организациям – в детсады, ясли, школу, больницу, столовые. Как говорят бывшие работники детсада, недостатка в молочных продуктах это учреждение не испытывало, дети получали молоко, сметану, творог, как этого требуют нормативы питания. Тогда о сухом молоке и речи не вели. Сейчас приобретают только одно молоко, по словам заведующей детсадом, 21 литр на день на 160 детишек.
Ну, а кто же надаивал столько молока? Об этом хочется сказать особо. Запомнилась старейшая передовая доярка, перешедшая ещё из колхоза им. 8 Марта, – Анна Тихоновна Кадильникова. Это была скромная женщина, несмотря на районную славу. Она говорила, что делает свою работу, как требует совесть, как все честные люди, и лишние похвалы ей только мешают. Потеряв своего мужа Ивана Филипповича Кадильникова, который погиб под Курском в 1943 году, оставшись с двумя детьми – Колей и Сашей, Анна не пала духом, не опустила руки. Неутешному горю она противопоставила труд. Работала до изнеможения на ферме и дома, воспитывала своих сыновей, учили их честности, добропорядочности и крестьянскому труду. И вырастила – порядочными, трудолюбивыми людьми. Старший Николай работал в животноводстве, затем рядом с ним стал работать Александр, который впоследствии переучился на механизатора. Остаётся горько сожалеть, что они преждевременно ушли из жизни.
Вот ещё имена тех, кто надаивал большое молоко, все они хорошие труженицы, заботливые матери и жёны. Это Валентина Степановна Миронова, Анастасия Викторовна Козырева, Ксения Митрофановна Прядко, её дочь Нина Алексеевна Коротки, Надежда Сафроновна Конинская. Это они вставали летом каждое утро до четырёх часов, потихоньку, на цыпочках, чтобы не разбудить детей, шли к машине, где ждал их Захарыч, и ехали несколько километров через речной брод на дойку. И ехали по-особенному, всегда с песней – и туда, и обратно. Это они рвали жилы на руках, таская тяжести, выворачивали суставы на пальцах при дойке. Ведь норма на одну доярку при ручной дойке составляла 12-15 коров, а при механической дойке – 30. Мехдойку внедрили позже, а до этого… Какую силу, выносливость, терпение нужно иметь, чтобы извлечь из вымени молочко от полутора десятка бурёнок. Тут от одной-то коровки, как знают хозяйки на подворье, «руки-пальцы» ломит при дойке, пока приспособишься. И не случайно доярочки отличались решительным нравом: если что-то не так, то получишь отповедь с весьма крутыми народными выражениями.
Запомнились мне руки Анны Тихоновны, особенно пальцы – узловатые со вздутиями.
Да, тогда было сложно, были трудности, нелегко доставалось молочко и другая сельхозпродукция, но люди работали и жили, верили, что будет лучше. Не знаю, кому как, а мне очень грустно вспоминать то, что было достигнуто, построено – всё это потом в одночасье разрушено, как будто Мамай прошёлся по нашему сельскому производству. Была отстроена новая молокоферма и другие помещения – всё это разобрали, растащили по кирпичику, по гаечке. Как будто разрушители действовали по принципу: «Чтоб врагу не досталось!» А народ-то остался, ещё живёт.
В былые времена не хватало сельхозугодий. Совхозу, госпромхозу и особенно владельцам личного скота не хватало сенокосов, каждая удобная сотка земли в окрестностях нашего Тернея засаживалась или скашивалась. Огородами были заняты земли от посёлка до свалки, что за Гавринским мостом. Впоследствии люди кинулись осваивать земли Чернаковки, затем, после развала совхоза, распахали землю на левом берегу Серебрянки. Ну а сейчас всё это заброшено. Ещё торчат кое-где столбики, как памятники. Поля всё больше зарастают, траншеи, ямы силосные разрушились. Оставшийся скот тернейцев жирует на этих просторах.
С появлением прессованного сена перевозить «стога» стало удобней В какой-то момент власти сделали некоторые усилия по организации фермерства, даже по льготным кредитам выделяли сельхозтехнику. Этим воспользовались и наши тернейцы, приобретая японский трактор «Янмар», с полным набором подвесных сельхозорудий. Но не все кредиторы использовали эту универсальную технику по прямому назначению.  Лишь один тернеец, это Степан Васильевич Новак, сумел использовать технику как надо. Лишь он один в нашем посёлке содержал не менее десяти голов крупного рогатого скота, но фермером он себя не считал. И доставался ему этот труд очень нелегко, но сдаваться он не хотел, обладая твёрдым, волевым характером. И лишь случайная трагическая смерть смогла остановить его. Таких людей становится всё меньше и меньше.
А время, обстановка требуют: пора, давно уже пора власти от деклараций переходить к делу. Повернуться лицом к своему сельскому хозяйству, вкладывать нормальные средства в село, как это делают в других цивилизованных странах. Негоже нам, россиянам, разевать рот на заморские сельхозпродукты, в конце концов, это может нам всем очень дорого обойтись.
Максим ДАРМЕНОВ
Фото Алексея Горшенина,
из архива редакции 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.064 сек.