Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТУРБАЗА arrow Беречь, а не разбазаривать
Беречь, а не разбазаривать Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 

Материал «Турбаза на Таёжной – кому и зачем она нужна?» («ВТ» от 10 июля) вызвал большое количество читательских откликов. Действительно, это по-настоящему тернейская, слишком тернейская проблема, прямо или косвенно она затрагивает интересы каждого жителя района.
Многие отклики были опубликованы в газете. Часть из них являет собой письма и развёрнутые материалы местных жителей Михаила и Галины Константиновых, Владимира Весёлкина, Максима Дарменова, Анатолия Хоботнева, Константина Дарменова, а также анонимного автора, который позже пришёл в редакцию со словами: «Это я написал» – и… по-прежнему пожелал остаться неизвестным. Благодаря интернет-версии «ВТ» с материалом о таёжной стройке познакомились и иногородние читатели, некоторые из них тоже решили высказаться на страницах газеты. Это Владимир Краснопёров из Хабаровска, Дмитрий Егорчев из Владивостока и Андрей Чернышов из канадского Ванкувера. В общем, спектр мнений представлен по полной программе.
Стоит упомянуть также ряд реплик и комментариев в интернет-«ВТ»: в них настойчиво проводится мысль о «заказном характере» исходной статьи (что является сущей чепухой, если, конечно, не считать социальный «заказ» от всех жителей района); а также кудахтанье насчёт того, что «мой материал вы наверняка не опубликуете, побоитесь». Господи, чего нам бояться, коль мы сами пригласили всех к откровенному разговору. Если имеются в виду какие-нибудь нелицеприятные высказывания в адрес районной администрации, то тут наши критики не угадали. Впрочем, они сами же не делали таких высказываний, сами дозировали свой критический запал. Так что наиболее гневным, и даже злым было письмо предпринимателей и их местных «адвокатов» депутату Госдумы. Но ведь с приведения полного текста этой «телеги» на местную администрацию и начинался исходный материал.
Администрация же, со своей стороны, как раз и хотела выслушать разные мнения, чтобы как-то проанализировать их, суммировать предложения и выводы, попытаться дать ответы на вопросы участников дискуссии. Именно поэтому Сергей Курчинский и попросил редакцию: если, мол, можно, то предоставьте мне слово в самом конце.
Что мы и делаем.
Итак, на наши (они же и ваши) вопросы отвечает глава Тернейского муниципального района Сергей Курчинский.

- Прежде всего я хотел бы поблагодарить тех, кто принял участие в разговоре. Хочу сказать спасибо авторам всех материалов. По сути дела, эта дискуссия в газете в какой-то мере заменила собой общественные слушания. Ведь по всем проектам, связанным с отведением земли, со строительством разного рода сооружений, должны непременно проводиться публичные слушания.
- И каков итог газетных «слушаний»?
- У нас, я считаю, идёт разговор на очень важную тему: как нам обустроить Тернейский район? Как мы должны дальше жить? Какая линия, какая стратегия и тактика должна быть выработана?
Точка зрения подавляющего большинства авторов (и просто жителей района): мы сидим на ресурсах – и их не используем. И я как глава района должен внятно объяснить, почему не используются ресурсы. Я должен обоснованно высказать свою точку зрения на то, как это должно делаться.
Как ещё один итог разговора я бы назвал возросшую активность наших людей. То есть мы можем говорить, что формируется нормальное гражданское общество, которое неравнодушно к тем ценностям, которые раньше считались ничьими. Это действительно наши ценности, и моя позиция сегодня заключается в том, что мы обладаем серьёзным ресурсом, который можно сегодня же и разбазарить за копейки, а можно сохранить с тем, чтобы он работал на нас практически вечно. Может, это высокопарно звучит, но это так.
- Так что же происходит сегодня? Чем мы должны руководствоваться в своей стратегии развития Тернейского района?
- Ну, конечно, надо обязательно использовать то, что нам дал Бог. Природа дала нам море, лесные ресурсы, подземные ископаемые. Ещё один неиссякаемый ресурс – наши люди.
По большому счёту, сегодня у нас налицо только природная составляющая ресурсов. Но чтобы это приносило пользу, надо приложить ещё немало усилий, так что вторая составляющая называется труд и оценивается довольно высоко. Какая структура будет использовать природные ресурсы – это и предстоит нам сегодня решать. Потому что использовать наши богатства можно по-разному. В том числе и так, что вся выгода уйдёт куда-то на сторону, ничего не давая району.
Что происходит на реке Таёжной? Да, появились предприниматели, которые, кстати, просили участок совсем в другом месте, и которым было предложено зарегистрировать своё предприятие не за тридевять земель, а в Тернейском районе. Это – основное наше условие, и в дальнейшем других условий не будет и предусматриваться. С чем это связано? То, что работает в районе, должно приносить доход району – максимум возможного в рамках действующего законодательства.

Претендующий на участок на Таёжной предприниматель, назвал мне численность своего предприятия. В документе об этом было отражено всего-навсего… три человека – руководитель, главный бухгалтер и водитель. Хозяин пояснил мне в беседе, что работают они с небольшими средствами, доходы у них маленькие. (Кстати, в своём письме депутату Госдумы они говорят о том, что турбаза «даст новые рабочие места для жителей Тернея»). После чего этой структуре было отказано в содействии; я сказал, что точно помогать им не будем, и что они нежелательные персоны в части ведения хозяйственной деятельности на территории Тернейского района. При этом им было объявлено, что в любом случае любые действия, которые будут осуществляться на территории нашего района, будут проходить определённую предварительную процедуру, а именно публичные слушания. После этого я их уже больше не видел.

Остальное называется уже просто: незаконный захват земель и самовольное строительство. Мы направили им предписание, в котором потребовали убрать все их постройки на Таёжной. Не получив ответа, мы обратились с исковым заявлением в арбитражный суд, теперь ждём судебного решения. После чего службе судебных приставов будет предписано исполнить то решение, которое будет принято.
Они не выполнили наши требования о сносе незаконных строений, поэтому мы обращаемся в суд. Другого варианта просто нет. Ведь налицо нарушения как минимум по четырём пунктам: 1) самозахват земли; 2) незаконные, без разрешения постройки; 3) не проведены процедуры общественных слушаний; 4) всё это происходит в водоохраной зоне, в которой такие базы просто не имеют права находиться.
Наша позиция правильна. Тем более, что уже вновь поступает информация: туда заезжают охотники с собаками, то есть речь идёт о создании браконьерского кордона. Всего-навсего. Ни о какой деятельности по обеспечению простого туризма здесь нет и речи.
- Неужели под такими мероприятиями всегда заложена мина обмана, двойной игры?
- Я хотел бы видеть нормальную туристскую деятельность. К нам обращается уже очень много желающих. Оказывается, наши девственные уголки природы очень востребованы и приморскими бизнесменами, и хабаровскими. Мы согласны с ними работать, начинаем с того, что просим предъявить бизнес-план и выставляем определённые требования, правила очерчиваем, по которым мы хотели бы вести этот бизнес в районе. И после этого заявители куда-то исчезают.
Что бы я хотел от тех, кто намерен строить турбазы?
В первую очередь, мы должны видеть серьёзность намерений любой бизнес-структуры, которая бы хотела вести такую деятельность. Это должно подтверждаться инвестициями, вложениями в недвижимость. Тут моё непременное требование – гостиница.
При этом, законно ли это моё требование или незаконно, но в гостинице должно быть от пяти до десяти дешёвых мест для наших северян. Поймите, это особенность нашего района. Естественно, речь идёт о тех селах, где нет транспортной инфраструктуры, дорог.
Второе – чтобы обязательно был бизнес-план. Это нужно, чтобы мы могли предъявлять обоснованные требования. Пока что я таких планов не видел. Зато вижу, что в целом сегодня в район пытаются проникать структуры, которые просто хотят бесконтрольно пользоваться дарами природы… Но я считаю, что это всё-таки принадлежит нам, жителям Тернейского района.
По какому праву? Да, оно, это право, не закреплено ни одним законодательным актом федерального или краевого уровня. Однако я считаю, что мы, люди, живущие на этой земле, имеем преимущественное право на пользование здешними ресурсами… Но я не буду тут касаться проблемы несанкционированного проникновения на территорию района для сбора дикоросов жителей не то что со всего края, а даже со всего Дальнего Востока. Это так называемые шишкари. О них мы поговорим в другой раз.
Хотя я для себя эти два вопроса объединяю, и свою задачу сегодня вижу в том, чтобы сохранить этот ресурс. Ведь та же шишка может быть интересна кому-то не как объект заготовки, а как предмет для того, чтобы полюбоваться, попробовать.
- А создание каких-то предприятий с участием государства сегодня уже утопия?
- То, что заниматься этим будут не органы власти, а бизнес какой-то – это факт. Но бизнес этот должен быть нормальным, цивилизованным, с достаточно мощным потенциалом, а вовсе не то, что вот сегодня к нам обращается.
Разбазарить ресурс недолго. Что такое раздать землю? Она поступает в долговременное безраздельное пользование нового хозяина. Поэтому надо к такому проникновению на природные территории относиться очень осторожно. В случае с турбазой на Таёжной я убедился очередной раз в своей правоте: это обычная экспансия, которая предпринимается дельцами только для личных нужд.
- Ну, а где же наши?
- Да, конечно, реально я хотел бы видеть здесь наших, местных бизнесменов. Вот в частности по этой ситуации на Таёжной – мне абсолютно непонятно, почему наш фермер Алексей Деревнин на базе существующей своей застройки не может организовать приём туристов и проведение рыбалки. Впрочем, из письма депутату можно понять, что дальнегорцы провели определённую работу по части «согласования вопроса с территориальным смежником»...
Есть ещё один вариант для того, чтобы у местных жителей был некий приоритет. Вот уже два года я пытаюсь добиться (и постоянно об этом говорю) от глав поселений, чтобы они организовали общества рыболовов и охотников при каждом поселении. Результатом этого явилось бы закрепление прибрежных участков и охотничьих угодий именно за поселениями, и самим людям было бы понятно – как всё это эксплуатировать. И на сегодняшний день извлекали бы доходы из всего именно поселения.
Схема проста. Зарегистрировано общество РиО, которому мы, скажем, во время нерестового хода красной рыбы выделяем квоту по заявкам, выделяем участок побережья – и лицензии получает именно это общество. И оно вправе предоставить платно услугу любому человеку, в том числе приезжему.
Государство когда-то всё равно должно нас услышать – поэтому сохранить ресурсы я просто обязан. Это не означает, что нужно бездумно никого не пускать. Можно и нужно пускать, но в той форме посещений, когда не будет создаваться невыносимая нагрузка на наши природные ресурсы, на ресурсную базу.
Найдётся ли у нас крепкий хозяин, который бы взялся? Думаю, уже скоро найдутся такие люди.
Увы, я вижу тут ещё одну проблему. Ведь не случайно Рева пришёл на Белембе (Таёжную). Потому что у нас, если разобраться, мест хороших не так уж и много. А Белембе  требует сегодня серьёзной оценки. Вдоль этой реки, скорее всего, вообще ничего не должно быть. А предложить с ходу, в общем-то, нечего. Поэтому мы сейчас туристский паспорт района составляем, включаем в него все достопримечательности. А так, повторяю, и выделять-то нечего. Потому-то я и тревожусь за этот ресурс, который к тому же можно раздать по дешёвке.
- Сегодня любое право, любая вещь, скажем так, разыгрывается через аукцион. В вопросе, о котором мы говорим, аукцион очень скоро станет главным персонажем. Не оттеснят ли толстосумы, пришедшие издалека, маломощных местных бизнесменов?
- Именно поэтому я и прошу постоянно, просто умоляю глав поселений: ребята, вы создайте свои общества рыболовов и охотников, я вам помогу зарегистрировать во всех инстанциях, и мы за вами закрепим лучшие угодья. Вы хозяевами будете. И на эти ресурсы никто другой никаких прав иметь не будет и лицензий получить не сможет, ни под каким соусом. Никак не могу убедить руководителей поселений.
Мы, конечно, могли бы создать подобную районную организацию, но она опять же будет работать здесь, в райцентре, причём практически номинально, не отслеживая ситуацию: что происходит в Амгу, в Самарге, в Максимовке или Соболевке. Любые представители районной организации на местах, будут полностью бесконтрольны. Словом, всё будет, как сейчас.
- Вернусь к аукционам. Кто будет их проводить? Ведь мы знаем, как легко уходят такие вопросы в ведение краевых структур, а то и повыше.
- Нет, сегодня, кажется, спохватились, здесь тоже идёт реорганизация. Этот вопрос включает в себя целый комплекс «лесных» аукционов, в том числе и на право заготовки дров, поэтому его предполагается передать в ведение территорий, районов. И тогда аукционы проводить уже будет район. А то ведь сегодня надо в край ехать за разрешением на заготовку, скажем, тридцати кубов или для оформления договора купли-продажи.
- Как вы выстраиваете приоритеты в использовании природных богатств в районе?
- Не буду анализировать деятельность отдельных предприятий, да и отраслей тоже. Хотелось бы выстроить в некотором роде табель о рангах по части воздействия на природные ресурсы.
Необратимые потери для природы сулит, пожалуй, лишь горнорудная промышленность, которая понемногу входит в наш район. Остальные виды воздействия на природу всё-таки обратимы, особенно при разумном и рачительном хозяйствовании. 
Лес на месте прежних заготовок вырастет в любом случае; можно назвать немало участков, где очень давно проходили сплошные рубки. Лес там возобновился, и достаточно хороший лес, нормальный, через несколько десятилетий он восстановится полностью и будет вновь готов для заготовок. Лишь бы пожаров не было, после пожаров он дольше и хуже восстанавливается.
Если рыбу грамотно ловить, в пределах тех норм, которые устанавливает наука, то популяция восстанавливается.
Грамотная заготовка дикоросов лесу практически ничем не грозит, а в ряде случае, может, и полезна.
Умное пользование лечебными водами, горячими источниками может быть вечным.
А вот горнорудные разработки - это отвалы, дыры в природе и в перспективе заброшенное производство. И то, что выкопали из земли, уже никогда не возобновится. А землю мы всю исковыряем и ценное из неё возьмём… Конечно, может, сегодня это и необходимо делать, но увлекаться этим я бы не стал. Вот моя позиция. Потому что, копнув где-то землю, мы можем нарушить структуру водотоков, сохранив которые, мы больше, быть может, возьмём, привлекая туристов.
Возьмём наши знаменитые водопады в Амгу – туда ездят все. Кого мы там только не видим – и из Хабаровского края, и из Амурской области, и так далее до москвичей. Но представим, что, не дай Бог, кто-нибудь копнёт не там – и они, эти водопады, исчезнут.
Всё это должно достаточно грамотно оцениваться. Нужно, к примеру, знать, какое количество людей тайга переварит спокойно, без истощения биоресурсов. Она очень уязвима. Мы можем видеть это на примере наших рек. Оскудела не только Серебрянка, но и Кема, Максимовка, та же Таёжная, другие реки.
Просто остановить этот процесс, конечно, не удастся. Это мы понимаем, особенно если учесть, что ведь вроде бы граждане всей страны имеют право войти в наш лес. А вот в цивилизованное русло направить взаимоотношения с лесом было бы здорово. Готов пригласить всех читателей как бы к новой дискуссии, выслушать все идеи и предложения. Но – без экстремистских. Просто – как сохранить.
Мы продаём не ресурс, мы продаём свой труд. Доставили, разместили, создали какую-то услугу – вот смысл этого бизнеса. Ресурс не продаётся, он как был, так и остаётся. А когда труд приложен – хоть в виде строительства гостиницы и туалета, хоть в виде поимки морского ежа – всё это становится товаром.
Товар – это наша услуга. Вот нанят проводник. Вот он для гостя какую-то безделушку сделал, домик построил, печку протопил, баньку устроил, на машине подвёз… Но чтобы гость-турист сюда приехал – его надо чем-то заманить. Чем? Да сохранить в девственном состоянии те уголки, которые людей сегодня очень интересуют. Вот моя позиция, так я её формулирую.
Беседу вёл
Юрий ШАДРИН

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.070 сек.