Iai? Niaa??eiia
ГЛАВНАЯ arrow ТЕРНЕЮ - 100 arrow Терней – юбиляр
Терней – юбиляр Версия в формате PDF Версия для печати
Рейтинг: / 7
ХудшаяЛучшая 

Терней Этот материал был написан десять лет назад. То было время подготовки к предыдущему юбилею Тернея. Не такому, конечно, «круглому», как сегодня, но отмечавшемуся с большим воодушевлением.
Шёл 1998 год, «Вестник Тернея» выходил ещё в прежнем виде – как полиграфическая продукция местной типографии, исполнявшаяся методом высокой печати. Ну, а наполнение газеты, как всегда лежало на районных журналистах. Их штат уже был урезан вроде бы дальше некуда. (Правда, оказалось, есть куда: сегодня нас ещё меньше, число «перьев» в газете по сравнению с семидесятыми уменьшилось в 4-5 раз).

Слава Богу, что был в газете такой феерически плодовитый автор как Михаил Куклин. Можно только удивляться, как он поспевал откликнуться на любое событие в районе, умудрялся выдать строчки очень оперативно и в то же время качественно.
И уж совсем незаменим он был, когда нужен был материал о прошлом района. Никто не знал эту тему лучше него, ибо обладал он не только журналистским мастерством, но и опытом местного жителя, старожила. Этот опыт, как известно, можно приобрести только одним способом… А у Куклина упомянутые качества сочетались ещё и с умением работать с архивными материалами. Словом, читайте, ведь более ёмкого, познавательного и поучительного рассказа из истории Тернея пока ещё не написано.
Юрий ШАДРИН, редактор «ВТ»

 

Постановлением Президиума Дальневосточного крайисполкома 28 мая 1932 года из южной части Советского района образован Тернейский район с центром в с. Терней-Морозовское.
В октябре 1932 года Тернейский район вошёл в состав Приморской области, а в 1939 году в связи с ликвидацией Приморской области – в состав Приморского края.
С образованием Тернейского района в 1932 году был избран Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и его исполнительный комитет.
В 1939 году местные Советы рабочих, крестьянских, красноармейских депутатов были преобразованы в Советы депутатов трудящихся.
В декабре 1939 года был избран Тернейский районный Совет депутатов трудящихся. Исполком его был организован на первой сессии первого созыва 9-10 января 1940 года. На этой же сессии были образованы отделы райисполкома: земельный, финансовый, общий, дорожный, коммунальный, народного образования, здравоохранения, социального обеспечения, торговли, местной промышленности, районная плановая комиссия, сектор кадров при председателе райисполкома.
В 1938 году поселение Терней-Морозовское было отнесено к категории рабочих посёлков с присвоением ему наименования р.п. Терней.
В феврале 1963 года Тернейский район преобразован в Тернейский сельский район. В январе 1965 года вновь образован Тернейский район.
Основными направлениями экономического развития района являются лесная, рыбная промышленность. В сельском хозяйстве – животноводство.
По состоянию на 1 января 1998 года территория района – 27127,1 кв. км, численность населения – 15,3 тыс. человек.
Рабочих посёлков – 3, сельсоветов – 7, населённых пунктов – 17.
Бухта Терней своим названием обязана французскому мореплавателю Лаперузу, который проплыл вдоль наших берегов в 1787 году. Именем бухты позднее был назван посёлок, возникший на её берегу.
Центр Тернея До середины ХIХ века осёдлого населения по долине реки Санхобе (Серебрянки) практически не было. Представители коренного населения – орочи, удэгейцы – вели кочевой образ жизни. Были беглые китайцы (хунхузы), которые занимались грабежом местного населения, но часть из них стала селиться оседло, строить фанзы, заниматься охотой, рыболовством, земледелием. Единого посёлка у них не было. Несколько позже стали группами появляться корейцы, особенно был велик их наплыв с началом хода тихоокеанской сардины – иваси. Они селились главным образом у самой кромки моря. В середине 1937 года все до единого корейцы – 2635 человек, да и китайцы были выселены в Среднюю Азию.
Вот как описывает Терней и его население В.К. Арсеньев, пришедший в Терней осенью 1906 года.
«Население р. Санхобе смешанное и состоит из китайцев и тазов. Первые живут ближе к морю, вторые – дальше в горах. Китайских фанз 38: в них насчитывалось 233 человека. Здешние китайцы положительно убеждены в том, что земля эта принадлежит им, и на русских смотрят как на пришельцев. Тазовских фанз 14: в них живут 72 мужчины, 54 женщины и 89 детей обоего поля.
Положение местных тазов весьма тяжёлое. Они имеют совершенно разбитый и угнетённый вид. Я стал их расспрашивать, но они испугались чего-то, пошептались между собой и под каким-то предлогом удалились. Очевидно, они боялись китайцев. Если кто-либо из них посмеет жаловаться русским властям или расскажет о том, что происходит в долине Санхобе, того ждёт наказание – утопление в реке или закапывание живым в землю.
Санхобейские тазы почти ничем не отличаются от тазов на реке Тадушу. Они так же одеты, говорят по-китайски и занимаются хлебопашеством. Но около каждой фанзы есть амбар на сваях, где хранится разный скарб. Этот амбар является типичной тазовской постройкой.
Кроме того, я заметил у стариков особые кривые ножи, которыми они владеют весьма искусно и которые заменяют им шило и буравчик, и долото, и наструг.
По рассказам тазов лет тридцать тому назад на р. Санхобе свирепствовала оспа. Не было ни одной фанзы, которую не посетила бы эта страшная болезнь. Китайцы боялись хоронить умерших и сжигали на кострах, выволакивая трупы из фанз крючьями. Были случаи, когда вместе с мёртвыми сжигались и больные, впавшие в бессознательное состояние».
Первые русские прибыли в Терней в конце ХIХ столетия. Это были случайные люди, главным образом бежавшие с Сахалина каторжане. Затерявшись для начала в этой глухомани, они долго не задерживались здесь и уходили в обжитые места.
Российские переселенцы прибыли сюда в 1906 году. Это были бывшие солдаты царской армии, воевавшие в Маньчжурии. Первыми поселенцами Тернея были артиллеристы расчёта одного орудия: Елисеев, Шмырков, Дарников. В 1907 году они привезли из Нижегородской губернии из имения небезызвестного адмирала Рожественского свои многодетные семьи. Привезли также трёх коров, бычка и двух лошадей. Была поздняя осень. Сена наготовить не успели, и скот зимовал на подножном корму, благо, зима была бесснежная. Стали строить землянки, в них и зимовали. С весны начали рубить избы. Новоселье в первой «пятистенке» отпраздновал Григорий Андреевич Елисеев. Изба была поставлена там, где сейчас стоит средняя школа. Пожалуй, сентябрь 1908 года и следует считать временем образования Тернея.
В 1908 году началось массовое переселение по направлению так называемого Переселенческого управления. На обзаведение давали небольшую сумму денег или корову. Добирались из Владивостока редкими нерегулярными рейсами пароходов, а больше рыбацкими шаландами, которые шли сюда полтора-два месяца.
В рассказах старожилов, переселенцев ни разу не приходилось услышать о том, чтобы кто-то приехал, а через год-два возвратился назад в родные места. Не было таких. Люди прочно садились на землю, пускали корни, рожая детей, обстраивались, женились. Дружили, все вопросы решали «миром», сходом. Их поросль живёт в Тернее, районе, крае – Булатовы, Куриленко, Куклины, Поляковы, Белобородовы, Тюрниковы, Лабецкие, Деревнины, Чернаковы, Гаврины, Скоробогатовы, Сыркины, Горбуновы, Голенковы. Кстати, красивую остроконечную гору Абрек тернейцы больше зовут «Голенчиха». Как только вершина её покрылась туманом – жди перемены погоды. Приметила это явление наблюдательная старуха Голенкова, отсюда и название.
К 1910 году сформировался посёлок. Но с первых же лет его существования произошло расслоение населения. На левом берегу реки селились те, кто побогаче, зажиточнее. К ним-то и отошли наиболее плодородные, безлесные земли. Там же купец Отрошкевич открыл первую лавку, была построена маслобойка, водяная мельница, а впоследствии открыты школа, медпункт. Главное занятие жителей – земледелие, животноводство, рыбалка, охота.
На правом берегу, где сейчас собственно и располагается Терней, селились бедняки. Основным занятием их были охота, рыбалка, а несколько позже – лесозаготовки, хотя огороды были у всех. Обязательно сеяли зерновые: рожь, пшеницу, ячмень, гречиху, овёс, чумизу, которая давала хорошие урожаи.
В том же году была построена церковь. Построена она была на нынешней улице Нагорной, на сопке, выше нынешней пожарной части. Её видно было со всех сторон.
Церковь была построена по настоянию протоиерея Григмунта. Он же выделил на строительство 50 рублей, но с условием, чтобы деревня называлась его именем – Григмунтовка. Так она и значилась до революции и до создания первого Совета во всех официальных бумагах. После революции посёлку было возвращено старое название, но только левому Тернею. Правый же, где мы сейчас живём, был назван Морозовкой, а сельсовет до 1938 года назывался Терней-Морозовским. С образованием Приморского края наш посёлок обрёл своё первоначальное название – Терней.
Немало бурь и потрясений пережил посёлок за свою историю. Немало прекрасных людей, истинных патриотов повыбивали войны, репрессии, раскулачивание.
Электромеханик Тернейского технического узла связи Александр Васильевич Колье и электромонтёр Е.А. Болдицина ведут монтаж АТС Период от первопоселенцев до начала Первой мировой войны можно назвать временем бурного строительства жилья, хозяйственных построек, освоения земли, организации рыбацкого хозяйства. Именно в это время построены первые дома-пятистенки, у наиболее зажиточных крыши засверкали оцинкованным гофрированным железом, более регулярно стал ходить пароход «Чифу», развернули свою деятельность концессионеры-лесозаготовители Гляссер, Казаков, что давало работу и заработки мужикам и на заготовке леса, и на сплаву, и на сплотовке кругляка, его отгрузке на пароходы.
Первая мировая война замела на фронт многих тернейских мужиков. Село обезлюдело. К тому же пришла и вторая беда – зима 1913-1914 года была очень суровой и многоснежной. Снежный покров его достигал двух метров. Практически погиб весь копытный зверь, начался падёж и домашнего скота. Лето 1914 года не порадовало хорошей погодой, в августе было сильное наводнение, смыло поля, унесло много изб, были жертвы, погиб скот. К тому же прорвало на реке бон, и весь сплавленный лес унесло в море. Концессионеры прогорели, удрали, не рассчитавшись с мужиками за их труд.
Деревня стояла на грани голодной смерти. Выручали иностранные пароходы, заходившие от случая к случаю в бухту. Помог и купец Отрошкевич, завёз целую шаланду муки, риса, мануфактуры. Вся деревня была у него в долгу.
Революцию обнищавшая деревня встретила с ликованием. Тем более что в Терней стали возвращаться фронтовики, вели свою работу и «политиканы» - И.Е. Лабецкий, И.С. Куклин, а с прибытием из Владивостока большевика Алексея Черкасова для защиты революции от белогвардейцев и интервентов был создан партизанский отряд «Северный летучий». В него записалось 42 человека. Командиром отряда был избран Артём Куриленко, комиссаром – Никита Серков.
Четыре похода совершил отряд от Тернея через Тетюхе, Богополь, Кавалерово к Спасску, Никольску-Уссурийску, Шкотово, Сучану. Походы с боями, жертвами, потерями.
Погиб в бою под Шкотово командир отряда Артём Куриленко, под Уссурийском – первый советский учитель в Тернее Алексей Черкасов. В разведке, будучи раненым, он был схвачен японцами и после пыток и истязаний был поднят на штыках самурайских винтовок.
Его именем в своё время в Левом Тернее была названа улица.
Был зверски замучен и сброшен в море каппелевцами Иван Иванов. Это в честь его названа улица Ивановская.
В Тернее был убит комиссар отряда Никита Серков, погибли в боях на территории района и вне его Алексей Выгалко, Жабенко, Кольцов – всего шестнадцать из сорока двух партизан.
После окончания Гражданской войны народ тернейский жил, по сути, так же, как и до революции: землепашество, охота, рыбалка, которая особенно стала развиваться с 1924 года, когда появились массовые скопления иваси у берегов района.
В конце двадцатых годов был создан охотколлектив – прародитель колхоза, но колхоза многоотраслевого: добыча рыбы, сельское хозяйство, в зимнее время – охота и лесозаготовки.
Следует отметить, что в создание «охотколлектива» внёс немалую лепту будущий организатор и первый директор Сихотэ-Алинского госзаповедника Константин Георгиевич Абрамов.
Колхоз «Голос рыбака» был создан в 1932 году. Основной профиль его экономики – добыча сетями иваси, сельди. Были развёрнуты и ставные невода. Техника – парусные шаланды. И только с 1934 года начали появляться маленькие  рыбодобывающие судёнышки типа «кавасаки» с 18-сильным мотором. В колхозе было сельскохозяйственное отделение, на базе которого впоследствии был создан колхоз имени 8 Марта. Рыбаки-колхозники, закончив путину, уходили в тайгу на промысел, на лесозаготовки.
В то же время организуется леспромхоз, входивший в систему «Дальлеса» – по тем временам богатейшей организации, раскинувшей свои леспромхозы от Джигита до Самарги. «Дальлес» строил жилые дома, лесозаводы, другие производственные объекты, имел мощные по тем временам катера типа «Дальлес». Этой же организацией на острове между устьями Беи и Санхобе был построен лесозавод. (На том же месте ещё в двадцатых годах стояла лесопилка, работавшая от паровозного котла, которая впоследствии сгорела).
В 1932 году образован Тернейский район, ранее входивший в Ольгинский уезд (до революции), затем в Совгаванский.
С образованием района создаются райсовет и райисполком, районная партийная и комсомольская организации, а с апреля 1934 года начинает выходить районная газета «Ударник Тернея» (ныне «Вестник Тернея»), на страницах которой отражена вся история района; летопись эта продолжается, и каждый номер газеты – это уникальный документ исторического значения, бесценное свидетельство текущей жизни.
Резкий скачок в развитии экономики Тернея и района в целом дал Северо-Приморский государственный рыбный трест (СПГРТ). На его средства были построены существующая и сейчас райбольница, бывшее (ныне разобранное) здание средней школы, здание районной библиотеки и редакция, а также большое количество трёх- и четырёхквартирных домов – целый посёлок, который так и назывался СПГРТ (ныне улица Комсомольская). Строились пирсы, засольные базы, рыбоучастки. На том же острове, где разместился лесозавод, была построена моторно-рыболовецкая станция (МРС) отсюда и название острова – «мэрээсовский». Давно уже не осталось и следа от этой станции и лесозавода, а ведь когда-то это было самое оживлённое место в Тернее, на острове жили сотни людей.
В 1934 году началась трансляция радиопередач, первое время из Хабаровска, а затем из Владивостока и Москвы. Появилась первая киноустановка, «крутившая» в так называемом Доме обороны (здания теперь нет, а располагалось оно за нынешним стадионом) немые фильмы. Немалый вклад своей энергией и знаниями в это дело внесли самоучки, энтузиасты, ныне уже покойные Александр Васильевич Колье и Александр Цыганков.
Старый мост через Серебрянку в районе РСУ В 1935 году усилиями К.Г. Абрамова, Ю.А. Салмина и других учёных, был создан Сихотэ-Алинский государственный заповедник.
Всё, казалось бы, складывалось неплохо, экономика пошла в гору, жизнь стала налаживаться. И тут, как снег на голову – раскулачивание.
Сейчас, по прошествии более чем шестидесяти лет, предельно ясна несуразность, вред от этой бесчеловечной акции. Те же мужики первопроходцы, первопоселенцы, потом и горбом осваивающие эти земли, многие с оружием в руках защищавшие её, вдруг стали врагами советской власти. Имеешь пару лошадей да две коровы, пять-семь десятин пашни – и несмотря на то, что у тебя дюжина голопузых ребятишек, ты – кулак. Уже на памяти живущего сейчас старшего поколения шло раскулачивание. А были ли кулаки-то здесь? Не было. Их придумали, можно сказать, искусственно создали, а затем выселили в соответствии с теорией классовой борьбы, без которой большевики не мыслили жизнь, непрерывная борьба нужна им была для удержания власти.
Второй этап борьбы с «врагами народа» помнится чётко: друг за другом бредущие колонны заключённых, прибывшие на кунгасах из северных сёл. Декабрь, холод пронизывающий. «Враги народа» «размещаются» под строгой охраной под открытым небом во дворе милиции. Живут там неделю, другую до прихода парохода. Тернейцы через изгородь из лиственничной дранки, обтянутую колючей проволокой, смотрят на «врагов», «предателей», а среди них немало родных, знакомых, кумовьёв, сватов. Но они – враги и заслуживают сурового наказания.
Так было. И не где-то там, за Уралом, в центральных городах и областях России, а здесь, на краю земли, в таёжной глухомани. Длинные же руки были у НКВД, коль смогли доставать до таких укромных уголков, как наш район. Достали, сфабриковали «дела», уничтожили ни в чём не повинных людей. Сколько? По тому, что я видел своими глазами, не меньше, а даже больше, чем навсегда взяла из района Великая Отечественная. Помню, как в какой-нибудь день колонна по 50-100 человек проходила от бухты и до двора милиции. А сколько было таких дней? Если учесть, что население района тогда составляло 30-35 тысяч человек, то не менее полутора-двух тысяч оказались «врагами». Семьи репрессированных старались немедленно уехать куда-нибудь подальше, раствориться в людской массе густонаселённых мест. Начался великий отток населения, подхлёстнутый ещё и насильственным выселением корейцев и китайцев.
После землетрясения 1938 года резко пошли на убыль косяки сельди-иваси. А к началу войны её уже практически не промышляли. И вновь – отток населения.
Стали хиреть ранее процветавшие рыбокомбинаты Адиминский (там ведь был посёлок городского типа), Шапошный в Пластуне, Светлинский… стали беднеть и нищать рыболовецкие колхозы.
А тут война. Помнится этот ясный тёплый день. Выступление по радио Молотова… «наше дело правое, враг будет разбит…». Первая и многочисленная  мобилизация (за ней было несколько других, вплоть до конца войны). А с фронта домой – единицы, то без руки, то без ноги, то без глаза или вовсе перекрученный, сгорбленный калека. Такая деталь: тем, кому было в начале войны тринадцать, в конце её, будучи семнадцатилетними, пришлось хлебнуть пороховой гари. Многих мы недосчитались. По самым скромным подсчётам, из призванных в районе не вернулись с войны более 1000 человек, только из Тернея – не менее 420. Приплюсуем сюда ещё тех «врагов народа» да «кулаков» – получается под три тысячи молодых, здоровых, в расцвете сил в основном мужиков. Цвет района, его сила, опора, надежда была уничтожена.
Сегодня мало кому знакомо такое слово как «УЛОН» (управление лагерей особого назначения) и производное от него «улоновцы». Был такой лагерь и в Светлой, содержались там «политические» (будь она проклята, так называемая 58 статья со всеми её пунктами и подпунктами, обрекавшая человека либо на быструю смерть, либо на медленное умирание в нево­ле под ярлыком «враг народа»).
Но народ тернейский не те­рял веру в социализм и его идеалы. Не будем кривить душой, народ верил в Сталина, бого­творил «великого вождя» и в войну, и после неё. Верил пото­му, что был бесправен, обма­нут, не знал правды. Всё спи­сывалось на происки империа­листов, шпионов, диверсантов, внутреннюю организованную контрреволюцию: «Будь бдительным!», «Сплотим свои ряды вокруг великого вождя», «Мы верим: где Сталин – там победа».
Великая война… Нет такого тернейца, которого бы она не коснулась. Помнятся замотан­ные в лохмотья женщины на лесозаготовках, худенькие ло­шадёнки, поперечные пилы, про­мерзшие длинные полутёмные бараки, баланда. Пайка хлеба. Они же, наши героические жен­щины, ныне бабушки и праба­бушки, работали на сплаве леса, на ставных неводах в море, в конюшнях и на молочных фер­мах, шли за плугом и днями косили с литов­кой в руках. Без выходных и отпусков: все для фронта, для победы!
Помнятся многочисленные во­скресники в фонд обороны, сбор и отправка посылок на фронт, в Ленинград, в освобождённые от фашистов районы, подписка на заём, и облигации, которых мы не получали, они шли тоже в фонд обороны – та­к же, как и отпускные. Всё пом­нится.
А сколько же вынесли в это лихолетье и рядовые труженики, и начальники! Бессонные ночи, руководителей района Мерцука, Спичкина, Сгурского, Иванова, их теснейшая связь с народом, бесконечные команди­ровки… Без этой живой связи, работы в одной упряжке невоз­можно было бы выжить, побе­дить.
Послевоенный период ха-рак­терен сокращением производства. Не стало СПГРТ. Резко сок­ратил заготовки леса «Дальлес». Из пяти леспромхозов в районе осталось два, которые уже в пятидесятых годах были объеди­нены на основе трёх лесобаз (Терней, Малая Кема, Амгу) в один лесотарный комбинат «Приморрыбпрома».
Большая реорганизация хозяйства района произо­шла в начале шестидесятых го­дов. Колхозы были ликвидиро­ваны, переданы во вновь соз­данный Тернейский откормоч­ный совхоз, основателем и организатором которого был А.П. Ситников. Колхоз «8 Марта» стал отделением этого совхоза. А рыболовецкий колхоз В 50-е годы в Тернее создан небольшой рыболовецкий участок под руководством Александра Афанасьевича Кривулько, когда-то начинавшего лов иваси на кавасаки «Голос рыбака» был перебазирован на Сахалин.
В это же время созда­ётся государственное охотничье-промысловое хозяйство (госпромхоз), в который вошли четыре колхоза: «Утро тайги», им. Ленина, «Заря Востока», им. Куйбышева. Нет сейчас этих сёл, кроме остатков Унтов. Политика «неперспективных» де­ревень коснулась и нас. Осно­вателем и первым директором Тернейского госпромхоза был М.В. Карасёв.
К тому же времени относится создание звероводческого хозяй­ства – зверосовхоза «Пластун­ский». Предприятие быстро встало на ноги. Немалую леп­ту в это внёс первый директор Т. Горваль.
Произошло объединение оста­вшихся маломощных рыболове­цких артелей в один рыбоколхоз – «Огни». Первым и бессменным предсе­дателем «Огней» более пятнад­цати лет был Б.Е. Кириллов, добрая память о котором будет долго жить в сердцах тернейцев.
В то же время на территории района шли усиленные геологоразведочные, геофизические, лесоустроительные работы, трудилось множество партий. Шла фронтальная подготовка к использованию природных ресурсов. Главным образом и в первую очередь – леса.
Были ли ошибки, просчёты, промахи в руководстве развитием хозяйства района? Конечно же, были, и серьёзные.
К числу этих ошибок следует отнести, прежде всего, ликвидацию сёл в связи с ликвида­цией колхозов. Коли уж решено было ликвидировать их, то сле­довало это делать не одним ма­хом, а постепенно, с переналадкой хозяйств, с приспособле­нием их к местным условиям, ресурсам. В результате исчезли Пугдо, Назаровка, Ахобе, Кузнецово, Великая Кема, Джигит...
Вторая ошибка, касающаяся непосредственно Тернея, – перенос отделения совхоза из Ле­вого Тернея в Артёмово, что значительно усложнило хозяйст­венную деятельность, разорило целый  посёлок.
Подналомал дров и преемник бывшего первого секретаря рай­кома партии С.А. Свиридова М.И. Хамлатов. Если бы не его «бур­ная» деятельность, то ещё в 1978 году в Тернее был бы со­временный аэропорт и взлётно-посадочная полоса, способная принимать самолёты типа Як-40, к Тернею была бы проложена ЛЭП. Если бы не он, то и жи­вотноводческий комплекс Тер­нейского леспромхоза разме­щался бы не на Куналях, возле автотрассы, а там, где ему по­ложено быть – в Джигите. Ес­ли бы не он, то и проектирова­ние Пластуна шло бы без при­цела на то, что райцентр будет переведён туда. Ведь там, соответственно было за-проектирова­но строительство административных зданий, узла связи, райбольницы, РДК и т.д. Хотя многое из этого можно и нужно было бы строить в райцентре. Волюнтаризм – причина многих наших бед, не избавлены мы от них  и ныне.
Михаил КУКЛИН И тем не менее, Терней жи­вёт, развивается. Уже не так-то и редко встретишь постройки в кирпич­ном, блочном исполнении. Поя­вились двух- и трёхэтажные здания, пусть медленно, но пробирает­ся в квартиры центральное отопление. Хоть и понемногу, но меняется облик Тернея.
Прорех в посел­ковом хозяйстве много. Наболе­вших вопросов социально-культурного плана – уйма. И ни­кто без нас с вами их не ре­шит. А решать и по больнице, и авиационному, автобусному сообщению, и по радиотрансляции, и по электроэнергии, и по благоустройству, и по множеству других проблем нужно – и не отклады­вая на завтра.
История Тернея, конечно же, не укладывается в короткий об­зор, она продолжается, и от каждого из нас зависит, каким бу­дет наш посёлок в завтрашнем дне.
Михаил КУКЛИН
Фото Алексея Горшенина, из архива редакции

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Юрий Шадрин: Пишем вместе?
посёлок Терней
Клуб экологического туризма Сихотэ-Алинь
Время генерации страницы: 0.109 сек.